Общий менталитет

Interview für die Zeitung Alt-Neuöttinger Anzeiger vom 28.08.2020

Ко  дню российских немцев: Александр Шёнфельд из г. Бургхаузена об истории, интеграции и АдГ (AfD)




    Для большинства немцев 28 августа - это не особенный день; но для Александра Шёнфельда это не так. Этот день - День российских немцев, а Шёнфельд - российский немец. Причем это понятие слишком обширно для понимания - он - Волжский  немец, этим он принадлежит к большой подгруппе тех людей, которые обозначаются обычно просто как российские немцы.

     Но что теперь: русские или немцы? Ответ труден, даже для него - Александра Шёнфельда. Житель г. Бургхаузен родился в Сибири, однако здесь живет уже 25 лет, очень хорошо говорит по-немецки, его дети здесь родились. „Тогда  я  был  студентом-юристом и для меня лично это решение было не лёгким“, говорит сегодня  44-летний. „Но, я не видел будущего для меня. Это основная причина того, что много российских немцев переселились  в Германию.“

    Назад к истории: В середине 18-ого века у царицы Екатерины Великой, самой - немецкого происхождения, был план. Она пригласила немцев заселять широты России и делать её земли плодотворными. В 1924 эти немцы в Советском Союзе основали республику Поволжья, социалистическое немецкое государство. После того, как Адольф Гитлер напал в 1941 на Советский Союз, советские граждане немецкого происхождения находились внезапно под общим подозрением: 28 августа 1941 был издан указ, в принудительном порядке переселить Волжских немцев по подозрению в коллаборационизме и шпионаже. Они были депортированы в Сибирь или Казахстан, их семьи были разорваны, многие были отправлены в исправительно-трудовые лагеря. На фоне этой истории с 70ых годов - и особенно после распада Советского Союза - миллионы российских немцев вернулись на «родину» в Германию.

    На новой родине всё, конечно, было не так просто, Александр Шёнфельд это знает. „Тогда было принято называть нас русскими“, вспоминает он о годах после его прибытия в Германию в середине 90-ых годов. В России они были немцами, в Германии - русскими. Российские аттестаты и дипломы часто не были признаны, языковые требования были  высоки − слишком высоки, считает Шёнфельд. „Прием был далеко не сердечным. Тогда никто не говорил‚ «Добро пожаловать!».

   Именно в этом он видит причину для актуальной тенденции у его земляков: некая симпатия к АдГ. Два российских немца сидят даже как депутаты от АдГ в Немецком Бундестаге. Для Александра Шёнфельда это неприятная вещь и, как он надеется, временная: „Это не так, как я знаю моих земляков: Они разнообразны, толерантны и не враждебны к иностранцам, ни в коем случае“, считает Бургхаузенец.

Однако, у него есть объяснение для близости его земляков к АдГ: „В течение долгих лет российские немцы чувствовали себя не принятыми политиками всерьез.“ Народные партии занимались проблемами поздних переселенцев из бывшего СССР слишком мало - или вовсе нет - критикует  Шёнфельд. У многих российских немцев имеются ещё родственники в России, которые не могут переселиться в Германию на основе Федерального закона об изгнанных. Требования − они должны доказать знания языка на уровне Б1 - адвокат считает - слишком высокими. Когда в 2015 беженцы прибыли в Германию, «российские немцы решили, что с ними обращаются несправедливо», говорит  Шёнфельд, так как для их собственных членов семьи, которые находятся в России, действуют строгие ограничения приема в Германию. К тому же, российским немцам сокращаются пенсии согласно закону о иностранных пенсиях и, поэтому многим грозит бедность в старости, и с некоторого времени кое-что ещё добавилось, что не нравится многим российским немцам: растущая дистанция Германии к России.

     В целом возникли проблемы, которыми воспользовалась АдГ. „АдГ перевела даже свою предвыборную программу на русский язык“, объясняет Шёнфельд. И всё же он уверен: „Я лично считаю немного поднявшиеся числа приверженцев  АдГ только временным явлением.“ Итак, он хочет объяснить: Это не отображение большинства. 15 % переселенцев из бывшего СССР выбрали АдГ на последних выборах в бундестаг, в целом по всем избирателям было 12,6 %.

      Понимание и уважение: для Александра Шёнфельда это ключ к благоприятной совместной жизни в обществе. Он знает: большинство российских немцев очень хорошо интегрированы, работают, хорошо образованы и  трудолюбивы. „Ведь, местные немцы и российские немцы имеют общий менталитет, христианскую веру и часто один и тот-же язык“, говорит он. „Это является объяснением хорошей интеграции.“
     История его земляков, изгнание и несправедливость, побудила Александра Шёнфельда стать тем, кто он есть – адвокатом. Он желает понимания истории российских немцев и что-бы она играла большую роль в школах. Тогда, он уверен, все условия для удачной интеграции российских немцев будут созданы.

     У него самого это произошло уже давно. С женой и 3 дочерьми он живет в Бургхаузене, дети выучили русский язык как второй язык. А кто он, собственно, теперь - русский или немец? Это для него довольно просто, смеется Александр Шёнфельд: „Мое сердце бьется по-баварски!“

Перевод:
Георг Хорн и Александр Шёнфельд

 17.09.2020



Память

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





Молитва

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





Весна

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





Рассвет

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





О друге

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





На перроне любви

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





Любовь как ты одна

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





Летят ангелы

Вокал: Марина и Александр Шёнфельд





Я буду ждать тебя

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





Берлин

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин





По дороге любви

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин



 



Любовь

Авторы: Александр Шёнфельд и Александр Лапин



 


Дрезден

У обломков забытых руин,
Где покоится горе страны,
На коленях стоят старики
И молитву читают они.

Меж руин - искорёженный крест,
Обожжённый проклятьем войны.
Помнит он красоту этих мест,
Стены церкви и вид с высоты.
Автор: Адвокат Александр Шёнфельд


О, Всевышний, мира нам дай!

Этот город спит в тишине

Свежий воздух, сладкие сны.
А над ним летят в вышине
Вестники жестокой войны.

О, Всевышний, мира нам дай!
Истинный нам путь укажи!
О, Всевышний, мира нам дай!
Разум ты людской пробуди!

Церкви купол, крыши домов
Устремили взгляд в небеса.
И священник глядя в окно
С дрожью повторяет слова:

О, Всевышний, мира нам дай!
Истинный нам путь укажи!
О, Всевышний, мира нам дай!
Разум ты людской пробуди!

Едкий дым, руины домов
И опять в ушах тишина.
Алый след последних шагов
Крест тяжёлый в мёртвых руках.
Автор: Адвокат Александр Шёнфельд



Миру — мир

Авторы и исполнители: Александр Шёнфельд и Александр Лапин
Соло: Сергей Васильев



 



Совесть

Авторы и исполнители: Александр Шёнфельд и Александр Лапин



 



Домой

Авторы и исполнители: Александр Шёнфельд и Александр Лапин



 



Ангел

Авторы и исполнители: Александр Шёнфельд и Александр Лапин
Соло: Сергей Померанцев


 

ANGEL (Translated by Georg Horn)

1st couplet:

Somewhere on earth your angel walks,

In summer and in winter some place he stalks,

You do not find him in the world any more,

His traces are no longer on this planet’s core.

 

In the mirror you look so worn,

And in your soul is an emptiness born,

You wait for answers to life’s questioning,

But memory does not forgive,conscience asks everything.

 

Refrain :

Tears on your cheeks, the sound of bells so blessed,

On your lips the golden cross you pressed,

Angel, reach out your hand and forgive his weak heart,

Save his soul and  keep for him   your  guard.

 

2nd couplet:

In life on earth there are  strength and failure,

In everyone’s soul there are grief and pleasure,

In life you  tasted everything,  fought back tears of happiness,

You drank from  evil’s cup together with the powers of darkness.

 

Many years and miles round the world did you drift,

Peace for your soul you tried to uplift,

Hate and love sometimes live in the same street,

Suddenly the eyes of your angel did you meet.

 

3rd couplet:

Somewhere in a land far away,

Feet trampled with a soul  gone astray,

You look up to heaven sitting by a fire, thence

You wait for God to hand out repentance.

 

Refrain at the end:

...  The angel held  out his hand and forgave,

Your soul he rescued and kept it safe.


Bolschewik
Переселенческий Вестник. Русская пресса Германии. Русские в Германии.
Сентябрь 2015,  стр. 11

Депортированным немцам Поволжья посвящается

Без вины виноватый

У лета остались лишь несколько дней
И осенью веет с поволжских полей.
Ты к полю пшеницы идёшь, не спеша,
Труд был не напрасен, урожай удался.

Колосья пшеницы ты гладил рукой
В душе твоей радость, на сердце покой.
И к речке спустился, глаза ты закрыл,
Луч яркого солнца тебя озарил...

Луч солнца исчез. Открываешь глаза
И смотришь ты в даль, наступает гроза.
Суровые волны на Волге реке
и капля дождя, как слеза по щеке.

Вдруг молния, гром и воздух дрожал.
С тревогой в душе ты домой прибежал.
„Указ“ разразил тишину и покой,
Для Родины стал в один миг ты чужой.

„Этнический немец“ – проклятье, клеймо,
Бесправен, унижен, лишён в миг всего.
Товарный вагон уносит в Сибирь.
Что там тебя ждёт, видит бог лишь один.

„Фашист, диверсант“, встречала толпа.
И это Родина-Мать, родная страна...
Ты предан ей был даже тогда,
Стыдившись толпу, опуская глаза.

Не успел отряхнуться от пыли дорог,
Тут новый указ – рабский труд тебя ждёт.
В рабочей колонне в забой ты идёшь,
Исчерпан, без сил вагонетку везёшь.

Ты двести грамм хлеба за труд получал.
Ночами в бараке по Волге скучал.
Нашла тебе место родная страна,
На спецпоселение отправив тебя.

И годы прошли, пpонеслись словно миг,
В землянке своей ты сидишь, уж старик,
Письмо одно держишь дрожащей рукой,
В нём смысл один: больше ты не чужой.

Крест сжал ты в руке и молитву прочёл,
Вся жизнь словно ад, хоть ты и не причём.
„Прости же их, Боже“, сказал и затих,
Листок уронил, головою поник.

Автор: Адвокат Александр Шёнфельд

 

Den deportierten Deutschen des Wolgagebiets gewidmet

Schuldlos schuldig

Vom Sommer verblieben nur noch einige Tage,

Und nach Herbst weht es von den Feldern an der Wolga,

Du gehst zu dem Weizenfeld,  ohne Eile,

Die Arbeit war nicht vergebens,  die Ernte  war erfolgreich.

 

Die Weizenähren  hast du  mit der Hand gestreichelt,

In deiner Seele ist Freude, im Herzen ist Ruhe.

Und zum Bach bist du herabgestiegen, die Augen hast du geschlossen,

Das   Strahlen  der grellen Sonne  hat dich beleuchtet …

 

Das Strahlen der Sonne verschwand. Du öffnest die Augen

Und schaust in die Ferne,  ein Gewitter nähert sich.

Heftige Wellen sind auf dem Wolgafluss

Und  ein Regentropfen  ist wie eine Träne auf der Wange.

 

Auf einmal ein Blitz, ein Donner, und die Luft erzitterte ,

Voller Angst in der Seele bist du nach Hause gerannt.

Ein „Erlass“ hat  Ruhe und Frieden zerstört,

Für die Heimat bist du auf einmal   ein Fremder geworden.

 

„Ethnischer Deutscher“  - ein Fluch, ein Schandmal,

rechtlos, erniedrigt,  alles verloren im Nu.

Im Viehwaggon nach Sibirien transportiert.

Was dich dort erwartet, das sieht nur Gott allein.

 

„Faschist, Saboteur“, so war  der Empfang durch die  Meute.

Und das ist die Mutter Heimat,  dein Land der Geburt

Du warst ihm ergeben, sogar damals,

Du hast dich vor der Meute geschämt,  die Augen hast du gesenkt.

 

Kaum hast du den Staub des Weges abschütteln können,

Da  kam ein neuer Erlass -  Sklavenarbeit  erwartet dich.

In einer Arbeitskolonne gehst du  zum Abbau in den Schacht,

Erschöpft, ohne Kräfte ziehst du die Lore.

 

Du hast zweihundert Gramm Brot für die Arbeit erhalten,

In den Nächten in der Baracke hast du dich nach der Wolga gesehnt.

Das Heimatland hat für dich einen Platz gefunden,

In eine Sondersiedlung  bist du fortgeschickt worden.

 

Und  die Jahre  vergingen, sie flogen dahin wie ein Augenblick,

In deiner Erdhöhle sitzt du, schon  ein alter Mann,

Einen Brief hältst du in deiner zitternden Hand,

Darin ist nur ein Sinn: du bist nicht mehr ein Fremder.

 

Das Kreuz hast du in deiner Hand gedrückt, ein Gebet hast du gesprochen,

Das ganze Leben war wie eine Hölle, und, obwohl du es nicht willst,

Hast du gesagt: „Vergib ihnen, oh Gott.“ und dann hast du geschwiegen,

Das Blatt  hast du fallen lassen, deinen  Kopf  hast du hängen lassen.

 

Autor des russischen  Originals : Rechtsanwalt Alexander Schönfeld

Übersetzung ins Deutsche : Georg Horn

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.